Наркологи готовятся к аншлагу после праздников


ВОЗ напоминает, что в результате вредного употребления алкоголя ежегодно умирают 2,5 млн. человек. По причинам, связанным с алкоголем, каждый год уходит из жизни 320 тысяч молодых людей в возрасте 15-29 лет. А это 9% всех случаев смерти в этой возрастной группе. 
Врач-психотерапевт Алексей Хадоркин, который занимается в числе прочего лечением алкоголизма, вполне понимает, почему Беларусь оказалась в числе стран, в которых ВОЗ усиливает информационную поддержку программ по антиалкоголизации населения. Официальная статистика выглядит угрожающе, а в реальных цифрах ситуация гораздо хуже, считает врач. Продажи спиртного из года в год увеличиваются: на начало этого года мы имели 12,34 литра чистого алкоголя на душу населения против 11,39 литра в 2010 году и 6,4 литра — в 1970-м. 

«Думаю, что с учетом суррогатов потребление алкоголя в Беларуси на человека в год превышает 20 литров. Кроме того, у нас существует тенденция предпочтения крепких спиртных напитков», — отметил Алексей Хадоркин. 
Он отметил, что и в Бразилии, и в Мексике проблемы алкоголизма стоят остро: «Пьют там по-черному, как будто в последний раз. Мне как раз недавно пришлось побывать за рубежом и видеть, что алкогольное поведение бразильцев и мексиканцев напоминает во многом славян. Об Индии у меня нет четкого представления, но алкоголизации вполне может способствовать значительное распространение бедности в этой стране»
Как отметил Алексей Хадоркин, его работа как нарколога до 15 января практически заморожена. 
«Перед Новым годом обращений минимум. У наших людей психология такая: пить будут весь декабрь и половину января. У алкоголика каждый раз — последний раз. Однако если в другое время они сталкиваются с сопротивлением родственников, то в преддверии новогодних праздников находят у них понимание — мол, праздник особенный. Люди срываются, затем идут лечиться. Поэтому я, например, сейчас отдыхаю, а вот после 15 января у нас будет аншлаг. Многолетний опыт это подтверждает», — рассказал врач-психотерапевт. 
По словам доктора Хадоркина, особые праздники в Беларуси, после которых обостряются проблемы с алкоголизмом — это Новый год и 8 марта. Во время посевной и уборочной алкоголикам также наливают активно, так как очень многие дела в нашей стране, особенно на селе, по-прежнему решаются через бутылку. 
Меж тем, подчеркнул врач, бывших алкоголиков не бывает, и родственники таких людей должны занимать непримиримую позицию в отношении алкоголя. Тогда есть шанс добиться стойкой ремиссии. В противном случае алкогольной беде не будет конца и края.

 

Депрессию белорусы лечат водкой, а не таблетками

• Депрессия является одним из распространенных психических расстройств. 

• Женщины в большей мере подвержены депрессии, чем мужчины. 

• В худшем случае депрессия может приводить к самоубийству. 

• Депрессия отличается от обычных изменений настроения и кратковременных эмоциональных реакций на проблемы в повседневной жизни. Депрессия может стать серьезным нарушением здоровья, особенно если она затягивается и принимает умеренную или тяжелую форму. 

• Существует взаимосвязь между депрессией и физическим здоровьем. Например, сердечно-сосудистые болезни могут приводить к развитию депрессии и наоборот.

Как отмечает Всемирная организация здравоохранения, несмотря на наличие известных эффективных методов лечения депрессии, в большинстве стран доступ к лечению остается проблемой, а в некоторых помощь получают менее 10% нуждающихся в ней. 
В Беларуси с 2001 года первичная заболеваемость психическими расстройствами взрослых увеличилась почти в два раза. В настоящее время на учете в психиатрической службе Беларуси находится около 500 тысяч человек, при этом, 80% всех психических расстройств — это невротические заболевания или неврозы. 

В развитых странах считается нормой обращение к врачу в случае подозрения на депрессию и прием медикаментозных средств для ее лечения. У нас же эффективному лечению депрессий препятствуют некоторые национальные особенности, отметил в комментарии врач-психотерапевт Алексей Хадоркин
Не имеющие национального колорита и общие для многих стран препятствия на пути получения эффективного лечения от депрессии — это отсутствие ресурсов у государства и социальная стигматизация. Кроме того, даже в странах с высоким уровнем развития наблюдаются проблемы с диагностированием депрессии — людям, страдающим депрессией, не всегда ставится правильный диагноз, в то же время не имеющим этого расстройства иногда назначаются антидепрессанты. 

В Беларуси лечение депрессии остается прерогативой исключительно психиатров, обратил внимание Алексей Хадоркин: «Во многом это связано с тем, что это заболевание может провоцировать суицидные настроения. Поэтому никакой другой специалист не рискнет взять на себя ответственность лечить депрессию, прежде всего из-за страха, что в случае если что-то пойдет не так, у него будут неприятности. Высокая ответственность заставляет даже психиатров, работающих в негосударственных медучреждениях, перенаправлять пациентов с депрессией к государственному врачу, который все же больше защищен». 

Еще одна проблема — медикаментозное лечение. Лечение депрессии требует длительного приема препаратов. Люди лечатся год-два, а порой и больше. При этом эффект наступает в большинстве случаев через два месяца после начала приема, отмечает врач. Случается, что в начале лечения бывают обострения. Таким образом, контроль врача в этот период также необходим. 

Вместе с тем для большинства цена антидепрессантов значительна. Современные лекарства обойдутся порядка 400 тыс. рублей в месяц. Учитывая, что пить их нужно долго, для многих высокая цена оказывается аргументом против лечения. 

Как считает Алексей Хадоркин, для больных депрессией, да и другими заболеваниями, требующими длительного дорогостоящего лечения, выходом могла бы стать страховая медицина: «Многие не лечатся, так как не имеют на это средств. Между тем высокий уровень самоубийств в Беларуси в числе прочего связан и с недостатком медицинской помощи, отсутствием лекарственной терапии у многих больных депрессией». 

Пока же очень многие жители Беларуси, считает доктор Хадоркин, лечат депрессивные расстройства алкоголем: «У нас спиртное оказывается антидепрессантом, который с течением времени приводит к общей деградации личности. Не исключено, что именно из-за высокого потребления алкоголя в Беларуси невысока обращаемость по поводу депрессивных расстройств».

И все же, как различить депрессию и плохое настроение? Каждый человек может быть не в духе, однако вопрос — сколько и когда. 

Депрессию можно заподозрить тогда, когда в течение не менее двух недель просыпаешься с плохим настроением и чувством усталости, отмечает Алексей Хадоркин. Когда у человека такие симптомы появляются в течение дня — это, скорее всего, астенический синдром или проявление каких-то соматических расстройств. 

Особое внимание, говорит врач-психотерапевт, стоит обратить на мысли о бессмысленности существования и неудавшейся жизни: «Если у вас такая мысль возникает раз в полгода-год, это обычная ситуация. А вот если часто, например, раз в месяц, это говорит в пользу депрессии». 

В случае если вы подозреваете, что страдаете депрессией, надо идти к врачу: неврологу, психиатру, психотерапевту. При этом, отметил Алексей Хадоркин, терапевты также должны обращать внимание на психологическое состояние пациентов: «У нас все-таки пока есть недостатки в диагностике депрессии, потому что на психологическое состояние в первичном звене медицины обращают недостаточно внимания». 

Торговлю обяжут бороться с массовым пьянством
В Минске планируют изменить порядок продажи спиртных напитков, ужесточив требования к времени, местам реализации и упаковке этой продукции. Будут ли эти меры способствовать снижению алкоголизации общества?

С предложением ужесточить условия продажи алкоголя выступил председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома Виктор Сиренко на заседании мэрии по вопросам работы участковых инспекторов милиции с населением по профилактике пьянства и алкоголизма и мерах по сокращению преступлений и правонарушений. 
Самым главным фактором в борьбе с алкоголизмом он назвал ценовой. «Есть много противников таких мер, но это принято и признано в других странах, — заметил он. — Необходим постепенный, опережающий инфляцию рост цен на крепкие спиртные напитки»
Также, по мнению Виктора Сиренко, целесообразно ограничить физическую доступность алкоголя, в частности, после 20 часов:«Основным предметом продаж в магазинах в вечернее и раннее ночное время является алкоголь. Разве можно отнести продажу алкоголя после 20 часов к жизненно важной потребности?»
Не менее важным направлением в борьбе со злоупотреблением спиртными напитками он считает разграничение продаж детских товаров и алкоголя: «В магазинах практически отсутствует разграничение по местам продаж детского питания и алкогольной продукции. Во всем мире формируются секции, которые закрыты для глаз посетителей магазинов и заведений. Дети не видят, что продают спиртное»
Недопустимым он считает и ношение спиртных напитков в открытом виде по улицам города, потому что это косвенно является их рекламой. 
«Злоупотребление алкоголем — это серьезнейшая общественная, социальная проблема, с которой одним медикам не справиться. Поэтому в городе должен работать штаб, координирующий данное направление деятельности», — считает Виктор Сиренко. 
По его словам, в Минске на учете с алкоголизмом состоит 39,9 тыс. человек, в том числе 7,7 тыс. женщин и почти 4,5 тыс. подростков. Масштабы алкоголизации на самом деле более существенны: количество злоупотребляющих алкоголем в несколько раз больше и может составлять около 200 тыс. человек, сказал руководитель профильного комитета мэрии: «Число созависимых в два-три раза превышает число больных и злоупотребляющих алкоголем и может составлять в пределах 500 тыс. человек»

Алкоголизация является проблемой, соизмеримой с национальным бедствием. В 2011 году смертность от причин, связанных с алкоголем, выросла на 49% в сравнении с 2010 годом. Количество пациентов, наблюдаемых наркологической службой Беларуси, за 2011 год увеличилось на 0,5% и составило 286 310 человек (среди них больных алкоголизмом 178 608 человек). 
Очевидно, что необходимо активнее и эффективнее заниматься профилактикой алкоголизма и пьянства, больше воздействовать не на спившихся людей, а на тех, кто пить еще не начал. 
Говоря об инициативах Минздрава, врач-психотерапевт, занимающийся в числе прочего лечением алкогольной зависимости, Алексей Хадоркин опасается, что как только будут введены ограничения на продажу спиртного в вечернее время, сразу же появятся альтернативные места продажи, где предложат разведенный спирт, самогон. 
«Думаю, ограничительных мер по продаже спиртного в какие-то часы вводить не надо. Этобудет способствовать продаже

суррогатного алкоголя и криминализации этой сферы торговли. Если ввести запрет на продажу алкоголя, его начнут покупать у нелегальных торговцев», — отметил доктор.
При этом действенной мерой Хадоркин считает создание отдельных закрытых секций для продажи алкоголя, чтобы не искушать яркими этикетками потребителя. 
«Сейчас в магазинах, — говорит Алексей Хадоркин, — работают мерчендайзеры, которые так выставляют товар, чтобы он был привлекательным для покупателя, благодаря расположению в определенном месте торгового зала и на полке. Если бы алкоголю было определено место на дальней полке или даже за закрытой непрозрачной витриной, алкоголь чаще покупали бы те, кто пришел в магазин за алкоголем целенаправленно. Будет меньше соблазнов для детей и молодежи, которая традиционно больше обращает внимания на яркую упаковку, этикетки и так далее. Я считают, что так же стоит поступить и с сигаретами, и с пивом. Ему не место рядом с минеральной водой и лимонадом». 
Доктор Хадоркин считает, что если государство действительно заинтересовано в том, чтобы снизить потребление алкоголя, стоит запретить его рекламу, которая способствует омоложению алкоголизма. 
Доктор подчеркивает, что 50% в формировании зависимости — это генетическая предрасположенность, остальное связано со средой, в которой человек живет. 
«Не факт, что человек с генетической предрасположенностью станет алкоголиком. Если в обществе правильно будет выстроена идеологическая работа, профилактика, можно с большой долей уверенности сказать, что алкоголизм не разовьется. Если же, как у нас, алкоголь является обычным явлением, а детям в некоторых семьях начинают предлагать выпить вина или пива дома, все иначе. На мой взгляд, алкоголь может пробовать взрослый человек, который получил образование и зарабатывает себе на жизнь, выбирая, куда тратить свои деньги», — отметил Алексей Хадоркин. 
Доктор придерживается мнения, что возрастной ценз на покупку алкоголя стоит повысить до 21 года, так как нынешнее ограничение 18 годами неэффективно. 
«Необходимо ужесточать контроль работы торговли в части продажи спиртного детям. Мне кажется, камеры, которые следят за работой кассиров, теперь есть во многих магазинах, и это вполне позволяет контролировать продажу спиртного детям. Общество и контролирующие органы должны быть нетерпимыми к этому явлению», — уверен Алексей Хадоркин.


Директор ЗАО «Универсам Юбилейный-92» Владимир Нерозя задается встречным вопросом: «Зачем магазину продавать несовершеннолетнему алкоголь? Это что, более выгодно, чем продать взрослому? Кроме головной боли и огромных штрафов предприятие торговли не имеет с такой продажи ничего. Поэтому мы категорически не продаем алкоголь детям. Если у кого-то такие случаи бывают, это связано с тем, что порой 16-летние выглядят, как 25-летние». 
Нерозя считает, что борьба с пьянством — это не задача торговли и приводит в качестве примера Финляндию, где алкоголь купить дорого и сложно, но пьют все равно немало. 
Нередко борьбу с пьянством в Беларуси ведут формально, считает Владимир Нерозя. Например, не продают алкоголь в день, когда проводят выпускные балы: «Кому надо, купили заранее, а вот взрослые люди, не готовые к тому, что алкоголь не продают в этот день, могут оказаться в неудобной ситуации, если, например, к ним придут гости. Единственное место, где можно было купить спиртное в день выпускных баллов — в ресторане со значительной наценкой». 
Аналогичная ситуация с запретом на распитие спиртного в общественных местах, считает Нерозя. В Минске, говорит он, массово пьют в зонах отдыха. Чтобы убедиться в этом, директор магазина предлагает пройтись вечером вдоль Свислочи за Дворцом спорта, в Парке Победы, откуда каждое утро уборщики мешками вывозят бутылки. 
«Пока такое впечатление, что антиалкогольные законы и указы чиновники пишут для себя. Итогов борьбы с алкоголизацией никаких, только для приличного человека проблемы», — считает Владимир Нерозя. 
 

Такова судьба. Однажды утром Борис проснулся на помойке в окружении мусорных контейнеров, а его лицо облизывали дворовые коты

Сегодня известный актер, шоумен и телеведущий Евгений Крыжановский во время застолий не пьет ничего, крепче чая. А было время, когда популярный христофоровец водил весьма тесную дружбу с зеленым змием. Первую рюмку он поднял в возрасте 10-ти лет – взрослые решили подшутить над интеллигентным городским мальчишкой в очках. Несмотря на то что будущий артист лишь смочил губы самогоном, чувство эйфории нахлынуло быстро. Пацан побежал к речке, и там чуть не случилась трагедия. И сегодня спустя годы то происшествие Евгений вспоминает с дрожью в голосе: первая рюмка могла стать последней в жизни.

Следующий раз Евгений Крыжановский отведал алкоголь уже осознанно – в 16 лет. Компания сверстников, девчата, желание быть взрослым… Итог – алкогольная интоксикация и испорченный вечер, а наутро взрослый разговор по душам с отцом. Дальше – больше.
Разухабистые студенческие годы, пьянки в общежитии… Был случай, когда из-за удачно отмеченного 23 февраля будущего артиста уже практически отчислили из вуза. Повезло – заступились добрые преподаватели.

Научило ли тогда это чему-нибудь студента Крыжановского? Вряд ли. Пьянки продолжались, жизнь была легкой и веселой.
После окончания вуза Евгений служил в Купаловском театре. Выпивать не переставал. Порой молодого актера после выпитого тянуло на различные приключения. Один раз даже впаяли 15 суток, и на спектакли его приводили под конвоем.

Сегодня Крыжановский шутит, что и театр «Христофор» был создан благодаря алкоголю. Шутки шутками, а итог пьянок был печальным – Евгения из-за пагубной привычки выгнали из Купаловского театра.
Вначале и в одной его семье, а потом и в другой не захотели мириться с его пагубными пристрастиями.

Евгений нашел в себе силы переломить пагубную ситуацию – на сегодняшний день Крыжановский не пьет вот уже более 25 лет.
Сухие цифры статистики: белорусы за 5 лет стали пить на треть больше. На 100 тысяч населения приходится 2 тысячи зарегистрированных алкоголиков. Если в 2005 году – всего – в абсолютном алкоголе на душу населения, включая младенцев и стариков, приходилось 9,3 литра алкоголя, то в 2010 – уже 12, 3 литра!
Не стоит связывать употребление алкоголя и с экономической ситуацией. Если в непростом 1996 году на наркологическом учете стояло менее 123 тысяч зависимых от алкоголя, в 2005 – 127 тысяч, то в благополучном 2010 – уже почти 196 тысяч.
За последние годы изменились вкусовые пристрастия населения. За 5 лет белорусы стали пить в 1,6 раз больше пива и водки. Впечатляет и статистика смертности от причин, связанных с алкоголем, людей трудоспособного возраста – с 2005 по 2010 погибло более 18 с половиной тысяч человек.
Борис Кирштейн 30 лет смотрел на жизнь через грани стакана. Свою первую рюмку он выпил, будучи еще подростком. То, что алкоголизм – это болезнь – медицински установленный факт. Только кого-то эта болезнь щадит, а кто-то почти сразу попадает в зависимость.
Семейные проблемы, крест на карьере – это только небольшая часть айсберга под названием алкоголизм. Ради очередной рюмки Борис Ильич был готов на все. Смерть друга. Что может быть страшнее такого известия? Но у алкоголиков своя психология и свои мотивы. Весть о гибели своего товарища приносит Борису радость, ведь это повод вырваться из дома и возможность беспрепятственно выпить.
Как только родные Бориса не пытались победить этот недуг! Психотерапевты, подшивки. Если сложить все то время, что он провел в наркологии, то получится более 3 лет. 400 дней беспробудного пьянства, и вот очередное похмельное утро: Борис просыпается в окружении зеленых мусорных контейнеров. Это помойка, и лицо его облизывают дворовые коты. Борис понимает, что опускаться дальше уже некуда. Это дно. Дно жизни. В голову приходит мысль о самоубийстве. Но жалость к себе останавливает от этого шага.
1993 год. Борис принимает решение и начинает трезвую жизнь. Если оборачиваться назад, то годы, прожитые в алкогольном дурмане, это адская пропасть. И казалось, что невозможно вернуться к нормальной жизни и выбраться с самого дна.
Евгений, как получилось, что первый раз вы попробовали водку в 10 лет? 
Евгений Крыжановский, актер театра и кино:
Я сам родом из Украины. У нас всегда устраивают застолья, когда приезжают гости. У меня есть двоюродный брат Юра, ему тогда тоже было 10 лет. (говорит на украинском – прим. ред.) Вот он такой лихой парень, ему всегда наливали, он вставал и говорил: «Дорогие друзья, давайте выпьем за то, чтобы все были здоровы!». Все хохотали, а он так лихо выпивал! Сегодня судьба моего брата очень печальная. 
И тогда вся эта хохляцкая  компания говорила: «А ну, Женька, городской, давай! Покажи, как ты можешь!». Мне так стыдно было, что я ничего не умею. И я взял – а оно горькое ж было, самогон же настоящий – хлобысь это, а оно все назад! А все – ха-ха-ха!
Через минуту у меня эйфория пошла, я побежал на речку, а там такой скользкий обрывистый берег, да я еще и плавать-то не умел! И вдруг я покачнулся назад!.. Не знаю, какая сила меня удержала. Я действительно почувствовал, как это говорят, холодок смерти. Вылез кое-как, все ногти были грязные. И я понял, что чуть не погиб. Тогда, конечно, ничего не произошло, и только теперь я понял, что это был знак свыше – не надо пить! 
Вы с такой ностальгией вспоминаете те времена, когда пили! Не хочется вернуться обратно?
Евгений Крыжановский, актер театра и кино:
Нет, не хочется. 
Что за история, когда вас с конвоем в театр привозили?
Евгений Крыжановский, актер театра и кино:
Я расскажу сейчас историю про 15 суток. Пьянки у творческих людей  – это всегда истории, это всегда какие-то проказы, забавы. Был такой загул, с песнями, до 3 часов ночи. И соседи вызывают милицию. А тогда еще приезжали дружинники, с красной повязкой «Дружинник». Ну, и произошел конфликт – мы с дружинником сцепились. Именно за это я и получил. Купаловский театр весь выходил на крыльцо и встречал меня, когда меня выводили. Милиционер дядя Володя – пузатый такой, огромный – сидел в первом ряду и смотрел, как я играю спектакль. И после спектакля меня под актерские аплодисменты уводили из театра.
Но вы же ходили по грани! Вас же могли из вуза выкинуть и из театра!..
Евгений Крыжановский, актер театра и кино:
Все это было.  Наверное, то, что есть там наверху – Бог, Судьба – они просто меня спасли, подарили мне толику таланта, из-за которого меня и вытягивали. 
Как вы бросили пить?
Евгений Крыжановский, актер театра и кино:
Никаких кодирований не было! Но я – исключение из правил. У меня такая сила воли, что я сам себе завидую. Иногда я безвольный – я никак не могу похудеть, у меня вон какое пузо растет! Я мог бы и раньше бросить пить, я просто не хотел этого делать. Мне нравилось! 
Илья Казановский, шоумен:
Может, это не сила воли, а напуганность? Я, например, тоже был напуган, когда в 2005 году меня привезли в реанимацию, и мое сердце уже стояло. Я пил 11 дней, я выпил 37 бутылок водки. Резко бросать нельзя! 
Алексей Хадоркин, доктор-психотерапевт:
Для того чтобы человек самостоятельно бросил пить, нужно несколько факторов. Это либо угроза жизни или здоровью и высокий интеллект. Интеллект не в смысле знаний, а интеллект – значит, понимать ситуацию и предпринимать какие-то шаги для ее решения. Это не значит, что работяга не сможет бросить пить самостоятельно, интеллект – это значит что-то творить. А работяга творит. 
Вопрос врачу: вредно ли резко бросать пить?
Марина Савченко, терапевт-кардиолог:
Это абсолютно не вредно. Как отрезать хвост кошке, чтобы он не болел – по кусочку каждый день или сразу одномоментно?
Что происходит в организме человека, когда он резко бросает пить?
Марина Савченко, терапевт-кардиолог:
Все зависит от того, на какой стадии находится человек, который решил бросить пить. Если это небольшие изменения, сердце может отстроиться и никогда не давать о себе знать, и человек может жить долго и счастливо и не иметь никаких проблем. Но бывает ситуация, когда человек, который  пьет очень долго и очень много, бросает пить. Нельзя сказать, что его сердце станет абсолютно здоровым. Совсем нет. 
Александр Бугаев, телеведущий:
Может, давайте поговорим о культуре питья? Ведь большинство людей выпивают в меру, создают хорошее настроение. Врачи, кстати, не запрещают принимать алкоголь и даже приветствуют его в небольших количествах. 
Марина Савченко, терапевт-кардиолог:
Вообще врачи советую выпивать не 50 грамм, а то, что называется «количество абсолютного алкоголя». Понимаете?
Можно ли пить с точки зрения Библии?
Отец Петр Белевич, душпастырь семей Минско-Могилевской архиепархии:
Библия прямо не запрещает пить, только разумно.
Александр Бугаев, телеведущий:
Мы уже полный отказ от алкоголя прошли – это пресловутый закон 86 года по борьбе с алкоголизмом, самогоноварением. К чему это привело? К самогоноварению,  к употреблению одеколона, к смертям. А вы, доктор Хадоркин, вообще останетесь без работы!
Алексей Хадоркин, доктор-психотерапевт:
Когда человек начинает употреблять алкоголь, у него полностью устраняется выработка собственного гормона счастья, поэтому он становится депрессивным, человек без водки уже жить не может, не может просто радоваться жизни. 
Александр Бугаев, телеведущий:
А скажите, а скольких великих произведений в живописи, в театре, кино мы бы лишились, если бы не было алкоголя?
Евгений Крыжановский, актер театра и кино:
А сколько великих артистов погибло от этого дела?
Почему творческие люди более склонны к употреблению алкоголя?
Алексей Хадоркин, доктор-психотерапевт:
Творческие люди нуждаются в определенных антидепрессантах, потому что они находятся на грани срыва. Алкоголь в какой-то мере является самым доступным антидепрессантом. 
А может, это просто оправдание?
Алексей Хадоркин, доктор-психотерапевт:
Дело в том, что творят-то они не в состоянии опьянения, а в промежутках. 
Александр Бугаев, телеведущий:
А как же Расул Гамзатов?
Евгений Крыжановский, актер театра и кино:
Такое ощущение, что вы, Александр Васильевич, пропагандируете пьянство.
Александр Бугаев, телеведущий:
Евгений Анатольевич, я вел безалкогольные свадьбы в конце 80-х. Тогда еще оплачивали 50 % от стоимости такой свадьбы, но никто не хотел их праздновать. Это было ужасное зрелище –  водку все равно наливали, в самовары, например!
Отец Петр Белевич, душпастырь семей Минско-Могилевской архиепархии:
Я сам участвовал в двух безалкогольных свадьбах. Прекраснее свадеб я в своей жизни не видел! Извините. После обеда все до утра замечательно танцевали и играли. При этом тем гостям, кто вез с собой бутылочку, сказали «нельзя». Но на всякий случай – «а вдруг пригодится», « а вдруг будет скучно» – водку оставили. Но не пригодилась, не вытащили. Возвращались все домой счастливо. 
Скажите, пожалуйста, – к сожалению, телевидение не может это передать – от кого сейчас так разит? 
Илья Казановский, шоумен:
От меня. Почему вы говорите постоянно слово «проблема»? Почему человек пьет? Да, я сегодня выпил. Сегодня на передаче нужен человек, который немножко выпил. Потому что выпил я по одной простой причине – у меня вчера были вопросы и проблемы. 
Александр Бугаев, телеведущий:
Мы все, и отец Петр, пришли к мнению, что пить можно, но должна быть культура питья. А как это воспитывать, это уже другой вопрос. 
Борис Кирштейн:
Зачем человек пьет? Да пофиг мне, зачем! Вот скажи мне, Ильюша, зачем ты сегодня пил?! Не почему, а зачем. Это разные вопросы.
Илья Казановский, шоумен:
Человек пьет, потому что им что-то двигает.
Борис Кирштейн:
Алкоголик пьет потому, что он хочет пить! Если здоровому человеку задать вопрос, какой чай он пьет – с сахаром или без, это дело вкуса. Но если этот же вопрос человеку, больному диабетом, то это уже издевательство.
Если я говорю жене, что я пришел пьяный, потому что я был на похоронах, это полная ахинея! Потому что никакой связи между тем, что кто-то умер, и тем, что я должен проснуться в вытрезвителе, нет! Это только в моих больных мозгах!

 

Доктор Хадоркин: Потребление алкоголя в Беларуси превышает показатель деградировавшей нации

 51 комментарий

Проблема алкоголизма в Беларуси приняла характер национального бедствия. Поскольку чиновники никак не реагируют на сигналы медиков, врач-психотерапевт Алексей Хадоркин, более 20 лет практикующий лечение от алкогольной зависимости, решил сам баллотироваться в депутаты Палаты представителей Национального собрания РБ, чтобы решать вопрос на государственном уровне.

Какие меры позволят защитить людей, страдающих от алкоголизма и наркомании? Как предотвратить спаивание белорусов, в чём секрет винодельческих наций и почему небезопасно пить синтетический алкоголь, Алексей Хадоркин рассказал в нашей студии.

Почему возникло решение баллотировать в депутаты?

В последнее время я часто участвовал в различных ток-шоу в качестве приглашенного гостя. Там мы обсуждали проблемы игромании, алкоголизма, наркомании. В качестве других приглашенных гостей были достаточно высокопоставленные чиновники. Меня очень расстроило проявление равнодушия с их стороны к людям, которые страдают алкоголизмом, наркоманией, игроманией. Они рассуждают в контексте "свинья всегда грязь найдет", "естественный отбор" и т.д. На самом деле это наши граждане, которые требуют заботы и внимания со стороны государства.

У меня два высших образования. Я закончил Ленинградскую военно-медицинскую академию и получил квалификацию врача. В 1992 году я закончил Санкт-Петербургскую военно-медицинскую академию факультета руководящего состава по специальности "нервные болезни". Время доказало, что я достаточно крупный специалист в этой области, у меня за плечами 26-летний опыт, десятки тысяч людей, которым я помог. Поскольку ко мне не хотят прислушиваться как к врачу, может, меня услышат как кандидата в депутаты и моя программа закона по противодействию социально негативным зависимостям будет реализована.

В чём суть этого закона?

Мне бы хотелось, чтобы законодательно с продажи каждой бутылки, каждой пачки сигарет, с каждого игорного стола или автомата было определено отчисление (около 1%). Эти средства будут аккумулированы в фонде противодействия социально негативным последствиям. Этим фондом должен распоряжаться созданный комитет одноименного названия.

Это проблема представляет угрозу для нации. У нас потребление алкоголя на душу населения 19,5%, что в два раза превышает порог, когда нация разрушается, деградирует и исчезает. Российский игорный бизнес в каждом квартале открыл по несколько казино. Игровая зависимость так же опасна и приводит к такому же краху, как наркомания и алкоголизм.

Такие люди уже утратили возможность жить в семье, потому что основная материальная и моральная нагрузка ложится на плечи родственников. Кроме того, часть людей уже проиграла или пропила квартиры. Для них на средства этого фонда будут созданы общежития открытого типа. Они смогут туда прийти и оттуда уйти добровольно. Там они смогут полноценно жить, им будет предоставлена амбулаторная помощь, работа (хотя бы даже по благоустройству улиц), чтобы они могли заработать какие-то деньги. Для них будут созданы условия, чтобы они смогли реабилитироваться и вернуться в семьи.

Часть средств фонда будут направлены на бесплатное лечение и реабилитацию людей, больных алкоголизмом. Кроме того, люди, достигшие критического уровня развития алкоголизма или наркомании, у которых уже начались необратимые последствия в организме, нуждаются в создании хосписов и приютов. Там они смогут умереть по-человечески, а не на улице под забором и не на помойке. Часть этих денег будет направлена на алкогольную антирекламу, пропаганду здорового образа жизни.

В рамках этого закона казино, игровые клубы, букмекерские конторы будут вынесены за пределы городов, как это сделано в США.

Я состоявшийся человек и не рвусь в депутаты, но я хочу озвучить проблему и предложить законопроект. Я думаю, будет какой-то общественный резонанс, и кое-каких целей я уже добился. Это моя гражданская позиция, и я хочу что-то сделать для нашего народа, который вследствие своей слабохарактерности пытается решить возникающие психологические проблемы с помощью водки или наркотиков. Я хочу защитить их с помощью государства и закона.

Насколько я понимаю, вы предлагаете законодательно выделить эту группу в категорию, которая нуждается в помощи, и оказывать эту помощь. Не станет ли это стимулом для тех, кто пьет, продолжать пить? Они поймут, что будут социально защищены, у них всегда будет тыл.

Это не станет стимулом, потому что никто не хочет стать наркоманом или алкоголиком. Изначально все ориентированы на успех, карьерный рост, достижение материального благополучия. Ведь если человек алкоголик - значит, он никто, его можно оскорблять и унижать, выписать ему штраф. А штраф ложится на плечи жен и детей, потому что они его будут платить. У нас принцип презрения и уничижения этого человека, а его надо защищать. Это такой же гражданин Республики Беларусь, как и любой другой, только менее успешный. Он требует внимания и уважения. Если наркоман уже перешел грань возврата, может, ему стоит давать какую-то чистую дозу, чистые шприцы, чтобы он делал что-то полезное. Тогда наркоманы будут погибать не за 3-4 года, а за 20-30 лет.

Государство продает и всегда будет продавать спиртное, потому что это статья дохода. Но так пусть отчисляет какое-то количество денег, чтобы защищать людей, которые из-за его действий выпали за борт.

По сути, это борьба с последствиями. А как же их причина?

Средства фонда будут направлены и на профилактику зависимостей. В закон должны быть включены пункты антирекламы алкогольной продукции, курения. Я бы регламентировал ряд действий по оптимизации продаж алкогольных напитков. Алкогольные напитки должны продаваться только в специализированных отделах и быть убраны из общих залов. Они должны быть за непрозрачной перегородкой, на которой будет размещена антиалкогольная реклама. Отделы должны быть снабжены видеокамерами, которые будут контролироваться органами МВД, чтобы туда не входили посетители с детьми, несовершеннолетние.
 

То есть не повышать цены, а просто убрать продукцию из общего доступа.

Насчет цен непочатый край работы. Вопрос заключается в качестве спиртов, которые используются при производстве водки. Мы можем производить хорошую водку, потому что у нас стабильный урожай зерновых. Но у нас нет заводов по производству высококачественного пищевого спирта. Мы импортируем синтетические спирты, которые в два-три раза хуже перерабатываются организмом и утилизируются с образованием токсических веществ, разрушающих мозг, печень. Употребление плодово-ягодных напитков сокращает период развития алкоголизма с десятков лет до 5-10 лет. За 5 лет у человека разрушается организм.

Поэтому законодательно я бы определил, что спирты должны быть только пищевыми. Во-вторых, у нас не те условия, чтобы выращивать хороший виноград, и у нас никогда не будет хороших вин. А вина в некоторых терапевтических областях используются как лечебный продукт, поэтому я бы вообще отменил всякие ввозные пошлины на виноградные вина. Это снизит цены на качественное, хорошее вино.

Алкоголь плохого качества ускоряет разрушение организма. Но ведь этот алкоголь плохого качества сертифицируется государственными органами. Почему так происходит? Почему бы не изменить стандарты сертификации?

Я считаю, что это надо решить законодательно, ввести новые стандарты. У нас проверяется соотношение этилового и метилового спирта и содержание токсических добавок. Но не проверяется, какой это спирт: пищевой или синтетический.

То есть самогон, который делается из натурального сырья, может оказаться безопаснее для здоровья, чем вино, которое сертифицирует государство?

В гоне самогона есть нюансы. Сначала идет первак – наиболее концентрированный спирт, в котором есть содержание и метилового спирта. 50 г метилового спирта – токсическая доза, от которой можно ослепнуть, потерять почки и вообще умереть. Метиловый спирт испаряется в первую очередь и в большой концентрации присутствует в перваче. Потом начинает испаряться этиловый спирт, так называемый пищевой спирт. В последней дозе испаряются сивушные масла, которые тоже токсичны. Первая и последняя порции самогона токсичны, их надо сливать. Но кто-то гонится за наживой и продает некачественный спирт. Когда человек умирает, никто не анализирует, какой спирт он пил. К сожалению, смертность в деревнях растет, и народ спивается, деградирует.

Помимо антиалкогольных законов, какие еще законы сейчас необходимы Беларуси?

Поскольку я связан с медициной, то считаю, что пришло время вводить страховую медицину. Лечиться даром – даром лечиться. Отношение к бабушкам, которые приходят к врачам в поликлинике, негативное. Если мы введем страховую медицину, врач будет заинтересован, чтобы большее количество пациентов пришло со страховкой. Надо сделать так, чтобы зарплата врача зависела от количества вылеченных. К бабушке со страховкой отношение будет другое, ей не будут хамить, ее будут стараться вылечить.
 

Надо, чтобы у нас в стране было побольше честных и порядочных профессионалов. Славословие, что у нас все самое лучшее в мире, в большинстве случаев не соответствует действительности. Не надо бояться озвучить проблему, если она существует, предложить ее решение. Это должна быть гражданская позиция каждого специалиста в своей области. Я буду честно высказывать свое мнение по поводу закона, в котором я буду что-то понимать, потому что единогласное одобрение начинает шокировать. Чиновники голосуют за законы, которые сами же выдвигают. Я считаю, это порочный круг. Если вы избранники народа, вы в первую очередь должны защищать его от государства. К сожалению, в последнее время связь народа и власти нарушена.

На каком этапе ваш подход к депутатской карьере?

Я зарегистрировал инициативную группу, которая занимается сбором подписей. Но даже если я не пройду, я буду очень рад, потому что у меня есть любимая работа, известность и я самодостаточный человек.